Эрин — история выздоровления. Ответы на вопросы.

Здравствуйте, меня зовут Эрин, я живу в северной часть Нью-Йорка. Я член АП примерно год. Год исполнится в конце лета. Я всю жизнь мучилась с проблемой веса. В основном потому, что у моей мамы был большой лишний вес, и я выросла как бы в ее тени, и все мне говорили: у тебя генетическая склонность к сильной полноте, и тебе этого не избежать. Что бы ты ни делала, все равно ты окажешься с большим лишним весом. Неважно, что ты делаешь, тебе обязательно нужно стараться правильно питаться и не набирать вес. Я слышала очень много таких вещей, пока росла. И я выросла с ощущением грядущей катастрофы: что бы я ни делала, все равно мне будет плохо. И в то же время, с очень раннего возраста, я стала очень сильно компульсивно переедать. Я все время слышала: тебе нужно все усилия прилагать, чтобы не потолстеть. И в то же самое время я заглушала все свои эмоции, справлялась со всеми своими проблемами с помощью сладкого или жирного. Я знала, что я саботирую саму себя, но у меня не было возможности и способности остановиться. И вот такая у меня была история жизни.

Сейчас мне 30 с небольшим. Причиной того, что я пришла в АП год назад, послужило то, что я сейчас учусь в университете и у меня начались серьезные проблемы с концентрацией, также появилась слабость, вялость, у меня вдруг появился артрит в руках, плечах, начались проблемы с воспалительными и аллергическими процессами. И чем больше я ходила к врачам, тем больше они спрашивали про мою диету. И у меня было такое чувство, что я просто убиваю себя сахаром, но я не знала, как перестать это делать. Примерно 5 лет назад я была на одном собрании АП, но это было в чужом городе, т.е. у меня не было возможности туда вернуться. Но у меня всегда было такое чувство, что если я в какой-то момент достигну дна, то я пойду в АП, т.е. это будет моя последняя инстанция.

Сейчас я расскажу, какая моя жизнь была до Ап, и чему я научилась, пока я нахожусь в АП. Я знала, что я очень большой угодник. И это еще началось со школы. В школе меня очень сильно обижали. Каким-то образом я отличалась от других людей и стала там козлом отпущения. И что я поняла из этого опыта, так это то, что люди очень опасные существа. И что если я не угодничаю, если я каким-то образом выделяюсь, если я не веду себя супер вежливо, чтобы всем было со мной приятно, тогда я буду уязвима, и люди смогут причинить мне боль. И я естественно принесла это в свою взрослую жизнь. И в АП я узнала, что это очень эгоистичный подход к жизни. Если я постоянно думаю о том, что обо мне думают другие люди, и я получаю свою самооценку только за счет одобрения других людей, то я буду всячески изворачиваться, чтобы угождать этим людям. И если я не получу от них этого одобрения, то буду чувствовать себя жертвой. Я узнала в АП после прохождения шагов, что это на самом деле дефект характера. Я делала шаги по БК, и там уделяется много внимания тому, чтобы мы могли определить в своей жизни, где у нас вылазит эгоизм.

Когда я раньше думала об эгоистах, я думала, что это некто очень жадный, который пытается для себя побольше урвать, или некто с таким раздутым эго, надменный, наглый. Я была совсем не такой, поэтому для меня это было открытием, когда я узнала о роли эгоизма в моей жизни. Если я постоянно пытаюсь контролировать то, что обо мне подумают другие люди, если я постоянно занята мыслями, какое впечатление на них произвожу, если я боюсь, как люди отреагируют на меня, то это очень корыстное поведение, эгоистичная динамика. И это было очень полезно узнать. Я узнала все свои способы, как я пыталась контролировать других, чтобы они меня увидели в хорошем свете. Я часто себя оправдывала, и это создавало еще больше проблем. Все это я, естественно, заедала. И это одна из вещей, которая ушла благодаря программе.

Я хотела бы рассказать немного о том, как я работаю по программе. Я начала ходить на телефонные встречи год назад. Я нашла очень сильную встречу по изучению БК, и там узнала много чего интересного. Я живу в маленьком городке, в котором есть живая встреча АП, но когда я пошла на это собрание, я увидела, что хотя люди там были очень приветливые, там не было выздоровления. Я заметила, что там много людей, которые не работают по шагам, у которых не было спонсора и которые не спонсировали других. И поэтому я искала группу, где будет больше поддержки и работы по шагам. И нашла телефонные встречи. Я могу набрать номер телефона и там кто-нибудь звонит из Парижа, Монреаля или Оклохомы — для меня было невероятно сложно поверить, что в одно и то же время есть люди, у которых такая же проблема, как и у меня. Что я не одинока. Что есть сеть людей, которые друг друга поддерживают. И сразу, как только я начала посещать эти телефонные собрания, то я сразу же решила, что не смотря на то, что я боюсь других люди, я найду себе спонсора и начну работать по шагам. Потому что я была в отчаянии и мне срочно нужно было решение. В течение недели я нашла спонсора по телефону, и мы прошли шаги достаточно быстро, т.е. через месяц или 6 недель я уже дошла до последних трех шагов. Мой спонсор называет это шагами поддержки. Если вы знаете вообще про шаги: первые три шага – это признание нашей проблемы, что мы здесь ничем не управляем, и что у нас есть высшая Сила, которая о нас позаботится, если мы согласимся перепоручить себя и свои жизни этой Силе. В 4,5,6 шагах мы начинаем видеть наши страхи, обиды, какую роль они играют в нашей жизни. И мы честно их ищем в своей жизни и пытаемся искренне на них посмотреть.

Дальше мы работаем над тем, как мы навредили другим людям, т.е. подметаем свою сторону улицы, и так же работаем над тем, как достигать мира в этих ситуациях и улучшать отношения вокруг нас. К тому времени, когда мы достигаем 10 шага (10 шаг я вижу как повторение 3,4,6 шага), мы ищем и смотрим, где обиды и страх возникают опять в нашей жизни. Я расскажу, как я работаю со своим спонсором по 10 шагу. Каждый раз, когда у меня возникает страх или обида, я могу позвонить или отправить смс. И в начале мне было это трудно делать, т.к. я думала, что беспокою и отнимаю ее время, что каждый раз когда я звоню, я прерываю какое-то важное дело. Но она мне объяснила, что когда она так работает 10 шаг, т.е. каждый раз когда у меня обида и я ей звоню, она каждый день получает небольшое напоминание о ее собственной программе, и это ей помогает не забывать об этом в ее потоке жизни. И когда я начала спонсировать, то я тоже обнаружила, что я очень люблю получать звонки от своих подспонсорных. И когда мы обсуждаем с ними их страхи и обиды в их жизни, то мне проще видеть суть происходящего, т.к. я не предвзятый человек, и это возможность для меня служить, помогая другому, и это также помогает и мне. И мне это помогает замечать, что у меня возникают такие же тенденции в моей жизни. Т.е. когда я делаю свой 10 шаг, когда я распознаю страх, обиду, эгоизм, я звоню своему спонсору и мы прорабатываем эту ситуацию. Есть форма, по которой мы работаем, там такие вопросы, как «что вызывает страх или обиду», и я стараюсь увидеть свою сторону, любой эгоизм, может, я обвиняю другого в том, что делаю сама, или лицемерю. Затем я выясняю, за что я буду молиться, и я прошу мою Высшую Силу убрать мой эгоизм, или я пытаюсь перепоручить проблему Богу вместо того, чтобы пытаться решить ее самой. Я пытаюсь полагаться на свою Высшую Силу. Я выясняю, как я буду служить другим людям. Я бы сказала, что эта одна из наиболее важных вещей, которая повлияла на мою жизнь.

Теперь у меня есть выход: когда у меня возникает страх и обида, куда мне обратиться помимо еды. Потому что для компульсивных переедающих еда является проблемой, но это не суть проблемы. Проблема в том что мы не знаем, что делать, когда у нас в жизни возникают негативные эмоции, по крайней мере для меня и многих людей, с которыми я работала, это так.

Этот процесс продолжает быть для меня очень эффективным. Бывают моменты, когда мне очень хочется пойти и нажраться, но я поворачиваюсь, делаю следующий правильный шаг, звоню спонсору, мы разговариваем о том, что меня беспокоит, и я могу увидеть свою сторону. И это мне очень помогает. 11 шаг – это тоже шаг поддержки, в котором я ищу разные способы установить связь со своей Высшей Силой. Я вообще выросла в религиозной обстановке, но я быстро потеряла свою религию, когда я растолстела, когда у меня началась депрессия, и я увидела людей вокруг себя, которые страдали или у них были какие-то болезни. В это время я начала верить, что нет никакого Бога или Высшей силы. Мне очень помогла глава для агностиков из БК, и я ее перечитываю примерно раз в неделю. В ней говорится, что есть другой способ смотреть на страхи, которые у меня возникают из-за того, что происходит вокруг меня в мире. И в моем 11 шаге я концентрируюсь на молитве, на общении с моей Высшей Силой, и на медитации, что значит для меня, слушать мою Высшую Силу. И это перманентный процесс, над чем я должна работать постоянно. Так же по 11 шагу в конце дня я делаю отчет: я смотрю как прошел мой день, помогала ли я другим людям, есть ли у меня какой-то страх или обиды, которые я упустила. Я рассматриваю свой день и потом шлю отчет по емэйлу моему спонсору. И это еще один из способов, как я поддерживаю связь со своим спонсором. И затем 12 шаг — это все о служении, что я естественно продолжаю делать постоянно. Я обнаружила, что чем больше я делаю служения, тем качественнее мое выздоровление. Сначала у меня было много страхов, по поводу работы с другими людьми.

Я думала, что я новичок в программе и мне нечего предложить другим, и я просто молилась, чтобы Бог дал мне готовность, потому что, очевидно, мне столько много было дано, пока я работала в программе. Хотя я боялась изначально звонить новичкам или служить каким-то другим образом на встречах или спонсировать, но я просто молилась о готовности, и мне это очень сильно помогло. Мне очень сильно помогало каждый раз, когда я помогала другим. Во-первых, я сама себя лучше слушала, во-вторых, я видела, что мы все одинаковые. И что очень важно. Мы друг друга поддерживали, и мне это оказало очень большую помощь. Как я говорила, я в программе уже год, и духовное и эмоциональное выздоровление было за это время очень сильное. На данный момент именно физического выздоровления у меня особого нет, в смысле, похудения. Я вот только-только начинаю немного худеть, и мне лично не нравится следить за своим воздержанием: сколько времени я воздерживаюсь. Если я скажу: «вот я уже целых 6 дней воздерживаюсь», тут же оно бы все и кончилось. Я бы обжиралась каждый день, если бы считала эти дни. Потому что моя история такова, что я измеряла свою ценность как человека по цифре на весах и по количеству калорий, которые я съедала каждый день. И я начинала себя самоуничижать, если я съела пару лишних вещей. А если был день без обжирания, и я не съела ничего, что мне казалось вкусным, я себя чувствовала на вершине мира. Для меня это было слишком большим триггером. Я не слежу, не использую план питания, и я не заостряю внимания на подсчете дней воздержания, я в основном работаю на духовной и эмоциональной частью программы, и мне это принесло сильное выздоровление и очень много хорошего.

БК говорит: если мы соглашаемся работать по этой программе и если мы перепоручаем нашу волю и нашу жизнь Высшей Силе, то у нас наступит наше выздоровление. И такую сделку мы заключаем, что если мы делаем программу, то проблема просто исчезнет сама по себе. И, очевидно, что если мы перестанем работать по программе, то это все вернется.

Я не заостряю внимание на похудения, но вот сейчас после года в программе я начинаю испытывать признаки физического выздоровления. Иногда, для того чтобы ускорить признаки физического выздоровления, я думаю как использовать мощные части программы и это было предложением от моего спонсора, что чем быстрее мы хотим наше выздоровление, то тем больше нам нужно делать служения, и тем больше нам нужно быть вовлеченным в программу. Одна из сторон, на которую я обратила внимание, была возмещение ущерба, принесенного другим людям. В моей жизни была такая ситуация: когда 15 лет назад я училась в колледже, я работала на небольшой семейный бизнес, они делали памятники на могилы, и владельцы бизнеса, очень хорошие люди, заботились обо мне. Я приезжала в этот городок сама по себе и оставалась там на каникулах, когда все разъезжались и работала у них. Я позаимствовала некоторое их оборудование, если прямо, то я украла, потому что я хотела с его помощью делать какое-то художественное произведение. Я ничего с ним не сделала, но так и не вернула его им. Последние 15 лет я испытывала стыд за то, что я сделала, и я с ними не разговаривала, потому что думала, что они знают, что я украла их проектор, и это меня удерживало от того, чтобы проводить время с людьми, которые мне очень нравились. Если бы я не украла, то общалась, ездила бы к ним в гости. Когда я поговорила со своим спонсором и честно все ей рассказала (а я никогда никому раньше не рассказывала об этом воровстве), она сказала: «Ты помолишься о готовности поехать туда и возместить ущерб, и в конце концов, настанет такой момент, когда ты захочешь туда поехать и подмести свою сторону улицы и извиниться». И это было совершенно невероятно, но через несколько недель у меня возникло такое желание, радость и энтузиазм поехать к ним. До них ехать часа 3, я выделила на это целый день, поехала туда одна, договорилась с ними о встрече. Я так хорошо провела время, я так была рада их увидеть. Я извинилась перед ними и вернула им их проектор, который взяла 15 лет назад. Но им не было дела до этого проектора, они просто были очень тронуты, что они мне были дороги настолько, что я к ним приехала. И когда все это закончилось, я поверить не могла, что я смогла сделать что-то такое страшное: в такой ситуации посмотреть в глаза и признаться в воровстве. В прошлом для меня было важно угодничать, чтобы все обо мне хорошо думали, что означало скрывать вещи, которые сделаны не правильно, скрывать свои ошибки, быть нечестной. При этом делать все в моих силах, чтобы выглядеть хорошей по отношению к другим людям, чтобы их впечатление обо мне было хорошее. Признание в том, что я сделала что-то неправильно, и такая постыдная вещь как кража, когда это явно было в противоречии впечатлению о себе, как о хорошем человеке, было очень сложно для меня. Я не могла поверить, сколько спокойствия я почувствовала после этого. Это один из примеров поступков, которые позволили мне чувствовать себя и думать о себе лучше. И это дало мне смелость найти мужество сделать другие более сложные поступки, о которых меня просили или мне пришлось сделать как часть работы по шагам. В общем, на чем я хочу заострить внимание, что некоторые шаги могут вас пугать или может казаться, что они бесполезны, типа зачем это делать – не понятно. У меня была одна протеже, которая меня спрашивала: «Ну зачем, ну какой смысл признавать, что я эгоистка или что я пыталась все контролировать. В чем смысл этого? Я что, обвиняю себя, или заставляю себя чувствовать хуже, или чувствую вину?». Но смысл не в этом. Наша цель в том, чтобы расчистить, разгладить наши взаимоотношения, начать чувствовать себя хорошо, начать себя уважать, потому что, когда проблема в нашей жизни разглаживается, когда мы можем быть более честными, а не прятаться и скрываться от себя самого, и не быть потерянным в наших страхах, проблема компульсивного переедания уходит сама по себе.

Я хочу закончить фразой, которую услышала на одной из встреч. Это очень хорошая аналогия, которую я запомнила: в начале работы по шагам, мы можем сначала не понимать, как их результатом станет наше выздоровление от компульсивного переедания. Но это похоже на машину. Когда мы ведем машину и нажимаем на тормоз, мы знаем, что машина остановится. Мы, может, не знаем, как работает тормозная система, и не сможем ее сами собрать. Но мы верим, что, если мы нажмем педаль тормоза, то машина остановится.

И я слышала, что люди о программе говорят именно таким образом: если у нас есть надежда и мы делаем шаги, и мы делаем все действия, которые нас просят делать, если найдем спонсора, мы знаем, что у нас будет выздоровление. И не важно, что мы делаем, мы знаем, что у нас есть Высшая Сила, которая нас любит , и мы будем в безопасности. Мне это принесло очень много душевного покоя. И пожалуй на этом все. Спасибо, что дали мне возможность поучаствовать в этой встрече.

— Каков был твой процесс поиска и нахождения Высшей Силы? Ты говорила, что часто читаешь главу про агностиков, и мне интересно, какова была твоя эволюция?

— Я все еще колеблюсь назвать свою высшую силу Богом, я не знаю что это за высшая сила. Я верю, что есть нечто большее, чем мы видим каждый день. Я слышала, что люди говорят, что видят свою высшую силу как свое высшее я. Некоторые видят программу как свою высшую силу. Мне кажется что это больше чем такое определение. Вы можете это назвать мир духа, может, любимые люди, которые ушли в мир иной, и они о нас заботится, может, это чувство как кармы какой-то. Я верю, что есть некая высшая сила, которая хочет, чтобы мы были счастливы, и хочет, чтобы нас любили и чувствовали себя в безопасности. И чем больше я доверяла этой идее, тем больше спокойствия я чувствовала. В принципе, для меня это работает. Иногда я просто действую, будто так оно и есть. Представляю, будто есть Высшая Сила. Но в основном я искренне в это верю, и это дало мне очень много надежды. И часто меня одолевают страхи, когда вижу эти войны вокруг, когда друзья заболевают страшными болезнями без причины. Эти две вещи были для меня наибольшим препятствием, чтобы поверить в Высшую Силу, и много из этого упоминается в главе для агностиков. Я не помню каких-то цитат, но главное, что помогло мне переступить через эти препятствия, это то , как я проходила 4 шаг. Я сделала список страхов, и мы через них прошли. Например, взять такой страх: я боюсь, что член моей семьи заболеет неизлечимой болезнью и умрет. Мы смотрим на этот страх и спрашиваем: веришь ли ты, что, если это действительно произойдет, то твоя Высшая Сила о тебе позаботится и будет тебя хранить в безопасности? Думаешь ли ты, что твоя Высшая Вила может позаботиться об этом страхе, если такая ситуация действительно возникнет? Когда я прошла через весь список моих страхов — это стало для меня точкой поворота. Я это делала со своим спонсором, и она очень хорошо смогла меня через эти все страхи пройти. И ко мне пришло спокойствие и умиротворение, которое раньше мне было не ведомо. Я думаю, это как раз тот момент, когда это все началось.

-Эрин, какой бы ты дала совет новичкам, которые только начинают программу и возможно еще не верят, что программа сработает? Или, может, ты хочешь предупредить о каких то ошибках.

— Точно не знаю, но, в общем, очевидно, что я не делала эту программу идеально. Но все, что я пыталась и даже какие-то свои заблуждения, которые у меня были, старалась проговорить со спонсором и выяснить все вместе. Это такой процесс развития. И в начале программы ты, как бы, не видишь, нет такого, что вот если я сделаю а, б и в, то получится из этого выздоровление. Но, если ты будешь доверять процессу и продолжать это делать и делать , тогда у тебя появится опыт, и ты начнешь это испытывать на себе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *