Джон: выздоровевший компульсивный едок

Всем привет. Я Джон, я выздоровевший компульсивный едок. Я могу спонсировать людей. Я очень рад, что мне представилась возможность рассказать свою историю. Моя история – это история опыта, силы и надежды. И я построю свой рассказ, как делается обычно: какой моя жизнь была раньше, что произошло и что происходит сейчас. Еда и компульсивное переедание не были частью моей жизнью, пока я рос. Были небольшие моменты, когда я полагался на еду для легкости и комфорта. Я помню, что я сел на первую мою диету, когда мне 11 или 12 лет, не смотря на то, что у меня вес был вполне пропорционален моему росту. Я помню, что мой старший брат думал, что это полный идиотизм, и скорее всего он был прав. Я поступил в институт и закончил его, переехал из среднего запада США в Сиеттл, женился через пару лет, и тогда началась моя карьера компульсивного поведения с едой. Есть теория о том, как это происходит, но на самом деле это неважно, почему или как я начал заниматься компульсивным перееданием. Важно то, что я стал хроническим компульсивным переедающим. Мне кажется, что это началось, как мой способ справляться с взрослой жизнью. Это переросло в привычку постоянно пастись в кухне и что-то жевать весь вечер до ночи. Это приводило к обжорству, вызывавшей комфорт. Так и вижу эту ситуацию.

Наша болезнь хроническая и прогрессирующая. Это значит, что со временем становится все хуже. Мое поведение с едой стало хуже. Сначала я пытался делать простые вещи. В начале я в самом деле даже и не переживал, т.к. я особо не толстел. Но мне казалось, что это не вполне здоровое поведение и чувствовал, что что-то не так, что что-то я не так делаю. И тогда я стал концентрироваться на своем весе. Мне казалось, что я бесконечно пытаюсь похудеть на 7-10 кг. Я начала с простых вещей: начал себя стыдить, чувствовал, что я какой-то плохой человек, давал себе обещания, что больше не буду так делать, следил за тем, сколько я смогу продержаться, а так же строил график своего веса. У меня появилось какое-то наваждение по поводу своего веса. И это, конечно, не сработало. Так же я ходил к психотерапевту по другому вопросу и не упоминал своей проблемы с перееданием, что показывает, что это действительно была серьезная проблема, и она стала доминировать в моей жизни, в конце концов.

Через несколько лет мое хроническое компульсивное переедание стало еще хуже. Я ходил по магазинам, киоскам поздно ночью, я врал жене, что мне надо по какому-то делу пойти или просто сбегал из дома. Я покупал себе еды для своего зажора и ездил вокруг на машине, чтобы получить эти несколько секунд блаженства, как это происходит с любым другим наркотиком. После чего я чувствовал стыд, позор и сожаление. Это приходило быстро, я чувствовал себя очень неловко, стыдно и неудобно: в машине оставались пятна шоколада, я запихивал фантики и обертки под сидение машины, пытаясь таким плохим способом скрыть улики.

Скрывание, ложь, стыд, поедание чужой пищи — именно таким поведением занимаемся мы, компульсивные переедающие. В общем, я могу очень много примеров привести, как выражалось мое компульсивное переедание. В конце концов, дошло до такого момента, что в 89 году моя жена устала смотреть, как я лежу на диване без дел после большого зажора (я работал дома). Так же я спал на диване, а не в нашей спальне. Я старался это как-то не признавать, но она сказала, что нам нужно идти к семейному терапевту, или она от меня уйдет. Вы можете подумать, что меня это как-то пробудило, но нет, моей жене не удалось пробиться через мое отрицание. Семейный терапевт сказал мне о том, что еда была моей основной проблемой. Раньше мне никто такого не говорил. Он меня спросил, слышал ли я об АП. Я слышал об АА, но никогда не слышал о переедающих. К счастью, я попал на собрания. У меня не было совершенно никаких ожиданий. Это было 11 июля 98 года, и единственное, что я понял, что эти люди страдают от такой же проблемы как и я, и они тоже ради обжорства врут, уворачиваются, крадут едут. Хотя, конечно, там были люди и те, кто ограничивал еду, чрезмерно занимался спортом и с разными другими комбинациями. Но у всех была одна и та же болезнь – навязчивое мышление, которое всегда приведет нас к еде и аллергии тела, как говорит БК АА: «Только как мы начнем этим заниматься, мы уже не можем остановиться, и включается феномен тяги». Но есть так же и то, что происходит у нас в мозгу, потому что у меня это происходило снова и снова, потому что меня всегда приводило к еде — это было решением всех моих жизненных проблем. Это было полное безумие, сумасшедшие, и я мог полностью идентифицировать себя с этими словами из шагов в БК. Мне нужно было вернуть здравомыслие, потому что это больше не работало, еда мне ничего не приносила, но я был зависимый, я думал о том, что эта еда может для меня сделать, вместо того, что она со мной делает, с моим телом. Я был так же как настоящий зависимый, потому что у меня был этот момент блаженства и удовольствия, когда я решал: а пошло оно все, пойду нажрусь. И по дороге к месту обжорства я ехал с единственной мыслью: быстрее, быстрее купить эту и еду и быстрее ее съесть.

Я пришел в АП. В БК есть такая фраза: «полумеры нам ничем не помогли» , и это очень точно описывает мою карьеру в АП. В первые примерно 16 лет я не посвятил себя полностью программе, мне кажется, я выбирал первых спонсоров, которые не будут меня заставлять что-то делать, которые не будут требовать, чтобы я следовал инструкциям. По шагам мы шли медленно. У меня заняло многие месяцы, около 6, чтобы написать свой первый 4 шаг. Я не знал много о БК благодаря которой я в итоге и выздоровел и остаюсь выздоровевшим. Я пробовал план питания, и для некоторых людей он работает, но для меня не сработал. Я пробовал несколько планов питания, взвешивал и измерял еду, ел три раза в день, не принимал ничего между приемами пищи, и 24 часа или один день ????? – это называлось 3-0-1. Всеми этими способами я пытался разобраться с пищей, и я был так зациклен на своей еде, и на том, что мне можно, что нельзя есть, и как мое тело себя чувствовало. И при этом я совсем не обращал внимания на свое навязчивое мышление, на эту часть своей болезни – на сумасшествие, которое происходило в моей голове, которое использовало еду, чтобы справляться вообще со всем, что происходило в моей жизни. В БК говорится, что именно это навязчивое мышление, эта одержимость ума, является доминирующей частью наше болезни, и нам нужен духовный опыт, духовное пробуждение, чтобы выздороветь от этого состояние. Но это вовсе не было для меня на первом месте, и я как-то к шагам подходил с опаской, осторожно.

Я спонсировал, может быть, два человека, да и то совсем недолго за эти первые 16 лет. Я не работал с другими почти никогда в роли, чтобы помочь им выздороветь. Я часто был в замешательстве, когда делал инвентаризацию. Я вспоминаю сейчас об этом, потому что сейчас я совсем по-другому работаю над программой с моим спонсором и с теми людьми, которых я спонсирую. Но в то время, мне мой спонсор сказал, что я делаю вальс из трех шагов. Т.е. в той или иной форме я делал первые три шага, потом я начинал 4 шаг, делал инвентаризацию, и уходил в зажор, меня это останавливало, я чувствовал себя потерянным, и начинал еще серию зажоров, но при этом оставался в программе, я слышал, когда мне говорили: возвращайся снова. И я возвращался, я посещал собрания. Я использовал, что называется, инструменты программы. Я слышал в каком-то подкасте, что нужно использовать каждый инструменты каждый день или проходить 90 собраний 90 дней. У меня никогда не получилось это. Я пытался ходить на собрания каждый день, так же я ходил вне АП к диетологу проверять мой план питания, хотя это не совсем вне АП. Я, в общем, как-то боролся за выживание, у меня не было никакого процветания, легкости, свободы, т.е. я не был в полностью отчаянном положении, но я и не был выздоровевшим. Я прошел через многих спонсоров.

И примерно 2.5 года назад я искал спонсора и случайно зашел на телефонное собрание, у меня была интуиция, что в этой БК что-то есть, она для меня казалось какой-то ясной и четкой, хотя я немного еще о ней знал. Хотя нет, дайте я отмотаю назад историю. Примерно после 6 лет в программе я ездил на выходные на собрания, и спикер на этом семинаре говорил о БК в АП.

И вот когда я в первый раз узнал о БК АА. Спикер заострял внимание на триггерах, использовал логику, что раз алкоголики не могут употреблять алкоголь, то по той же логике компульсивные переедающие не могут безопасно для себя употреблять определенные ингредиенты. Для меня это показалось логично, и я решил, что я буду концентрироваться на ингредиентах, которые ел во время зажоров. Я был очень упрямый и пытался использовать этот способ в течение 10 лет. Я слушал записи этого семинара, когда я бегал на беговой дорожке, и слушал снова и снова и снова. Я как очень упрямый человек, использовал этот способ, и вес мой не поднялся, но я не был свободным, счастливым человеком. И навязчивое мышление по поводу еды так и оставалось: каждый день я думал, что мне нужно и что не нужно есть. Если сравнить с тем, что сейчас, то я не планирую и не думаю о еде, я работаю по своим шагам, по программе, а еда сама собой получается. Мне не нужно думать или переживать о еде. В БК говорится, о том, что выздоровевшие алкоголики могут идти куда угодно, где есть алкоголь, если у них есть причина туда пойти, они ничего не боятся, не боятся сорваться. Точно так же я могу пойти и проверить, что печет моя дочь и мне не нужно переживать, какие там ингредиенты, потому что я в игры с едой уже не играю. Т.е. сейчас я могу дать своей дочери любящее внимание, обратную связь, похвалить ее за то, что она сделала, сделать комплимент, и вовсе не для того, чтобы получить от нее какую-то выгоду в виде еды. Я это делаю сейчас для нее, и это очень большая разница с тем, какая у меня раньше была паранойя, что никому из моей семьи нельзя было иметь определенные продукты дома, в холодильнике, морозильнике. Я был помешан на контроле, и это все очень плохо работало, т.к. я был полностью зависим от триггеров. Это внимание на тело, а не на ум, на мое навязчивое мышление, которое заставляло меня все равно жрать. Были ли это триггеры или не триггеры, я могу обожраться и другими продуктами.

Короче, 2.5 года назад я нашел спонсора на телефонном собрании по БК. Мне было тяжело найти спонсора на моих реальных встречах, хотя я живу в большом городе. Я позвонил на собрание, и у этих людей было качественное отличие от тех людей, которых я слышал в других местах. У них была какая-то легкость, какая-то непринужденность души, и что я запомнил на всю оставшуюся жизнь, тот энтузиазм, с которым они предлагали услуги спонсорства. И после встречи я помню было 12 или 15 спонсоров, которые оставили свои номера телефонов, которые были готовы помочь, и меня это очень сильно впечатлило.

Я помню, я шел на автобусную остановку, я записывал их номера телефонов, несколько записал и дальше просто не успевал, потому что их было так много. У них было то, что я хотел. Они говорили, что они выздоровели, а не в процессе выздоровления. И для меня это была новая концепция, и мне это очень понравилось. Я нашел себе спонсора среди них, и мы проработали шаги очень быстро. Раньше я писал 4 шаг 6 месяцев, в этот раз я выполнил за неделю. Раньше бы я подумал, что это просто не возможно, но это было вполне выполнимо, и я дошел до 9 шага буквально за 2 недели. И потом я уже пошел на эти телефонные собрания и начал оставлять свой номер как спонсор. И это было то, что я никогда не делал в мои предыдущие 12 лет в АП. Мой спонсор научил меня, что в течение дня, если у меня возникает беспокойство, раздражение или что-то выбивает из равновесия, то, чтобы справиться с этим, есть очень четкие инструкции в БК. Я узнал и понял, что БК — это по сути своей набор инструкций как выздороветь, и эти первые 100 выздоровевших алкоголиков, основателей, просто записали то, что для них сработало, как они выздоровели, как они оставались выздоровевшими. И БК не менялась, потому что она очень успешна и действенна, она помогла огромному количеству людей. И когда ее изучишь, становится понятно, что делать и как строить свою жизнь. Когда ты работаешь шаги, ты получаешь духовный опыт и пробуждение, и дальше ты продолжаешь жить на духовной основе. Потому что до этого я жил в самопоглощении на очень эгоистической основе. Я был каждую минуту зациклен только на себе: что я получу от жизни, от этой ситуации, я обижался, что определенные вещи не происходили, как я хочу, с моей карьерой или семьей, я часто обижался, я чувствовал себя жертвой, у меня было такое благородное возмущение, как это миром правят там вещественные политики. Но сейчас у меня все нормально, я в порядке, я просто один из миллиарда людей на планете, у меня есть роль, которую мне назначает моя высшая сила, у меня нет какого-то права что-то осуждать или контролировать. Я делаю то, что мне дается волей Высшей Силы для меня. Хотя я должен поправиться: я пытаюсь это делать — я человек и у меня много недостатков.

Я продолжаю работать над шагами. Например, про 10 шаг в БК говорится, что мы должна наблюдать за собой весь день. Вот слова из БК: продолжайте наблюдать в течение дня за эгоизмом, нечестностью, обидами и страхами. Когда они появляются, мы немедленно просим Бога у нас их забрать. Мы немедленно их с кем-то обсуждаем (это мой спонсор) и возмещаем ущерб или приносим извинения, если мы кому-то навредили. И затем мы сразу же решительно направляем мысли на того, кому мы можем помочь. Т.е. когда мой эгоизм или обида снова возникают, я сразу молюсь своей Высшей Силе, чтобы она у меня это забрала, и затем я обсуждаю это со своим спонсором, потому что в БК говорится, что мы не можем отличать истину от лжи, наш мозг может очень легко нас обмануть, т.к. у нас зависимое мышление. А затем я направляю мысли на того, кому я могу помочь. Вместо того, чтобы зацикливаться на себе: типа я там бедный и несчастный или я крутой и грандиозный, или любые другие мысли о себе, я звоню новичку и помогаю ему, как могу. Я выздоровел, у меня нет этого наваждения по поводу еды.

11 шаг – это молитва и медитация, как мы можем поддерживать сознательный контакт со своей Высшей Силой. Я это делаю по инструкциям БК каждое утро, есть ряд вопросов, на которые я отвечаю каждый вечер (на страницах 86,87,88). 12 шаг – это когда у нас произошло духовное пробуждение, как результат работы по этим шагам, мы стараемся нести весть другим компульсивным переедающим и придерживаться этих принципов во всех наших делах. Я раньше думал, что служение — это быть казначеем для группы, или посещение собраний. Это тоже как-бы служение, но ключом к выздоровлению – это помощь другим людям, работа с другими людьми. В БК есть целая большая глава, посвященная только этой теме, это инструкция, как это делать, как спонсировать, и это для меня это ключевой момент: чтобы поддерживать свое выздоровление, я должен работать с другими людьми, помогать другим людям, т.е. спонсировать и нести весть. Точно так, как это говорится в 12 шаге. Пытаться нести весть другим компульсивным переедающим, как это говорится в БК о поддержании нашего хорошего сильного духовного состояния. Здесь не идет речь о том, чтобы ровно лететь по программе, здесь говорится о росте, и это для меня было новой концепцией. До этого я как-то быстро проскакал по первым трем шагам – все я закончил с молитвой и медитацией! И это нелегко в наши дни информационного нескончаемого потока, не просто остановиться и медитировать. Для меня это тяжело. Но это очень важно. Молитва — это когда я говорю с Высшей Силой, медитация – это когда я слушаю высшую силу. И в БК говорится, что это нужно делать на протяжение всего дня, особенно если у вас какое-то беспокойство, нужно взять паузу и молиться: да исполнится воля Твоя. Уже речь идет не про меня, а про то, чтобы следовать воле Высшей Силы. И как многие вещи в этой программе, это легче сказать, чем сделать. Инструкции очень просты, но не легки, как говорит БК. Я, в самом деле, о БК говорю очень много, но для меня она очень важна, т.к. через нее я выздоровел, проработав по шагам, именно как они в ней описаны. И каждый день стараюсь жить так, как это описано в БК.

Спасибо, что вы пригласили меня поделиться моей историей и на этом я закончу.

— Джон, как ты узнал, что ты выздоровел, что Бог делает для тебя то, что ты не можешь сделать сам для себя?

— Ежедневная тяжелая борьба исчезла. Очень много времени раньше проходило в мыслях о еде, я думал, что мне нужно как-то выжить и не сорваться. В моем офисе после совещаний всегда остается много еды, и раньше для меня это всегда было большой причиной для внутренней борьбы. Я либо начинал думать, что мне нельзя есть эти остатки, или начинал искать какие-то причины, чтобы съесть: может если я съем это как перекус, то это будет нормально. Или я просто сразу сдавался и обжирался. И вдруг я обнаружил, что у меня появилась нейтральность на эту тему: вот лежат себе остатки еды, ни у лежат себе. Будто в моей голове выключили какую-то радиостанцию. У меня произошла перемена: раньше в моей голове мое сумасшествие все время говорило-говорило, а сейчас эта болтовня исчезла. И еще, один раз я пошел на бейзбольный матч и там заказал кока-колу, обычно я пью диетическую версию, и после того как выпил, узнал, что это была обычная версии. И раньше бы меня это повергло в полный ужас и свело с ума: Боже, мне конец, мне не нужно было есть этот сахар, теперь это вызовет у меня зажор, просто смерть! А теперь: Ок, я не помню даже точно допил я ее или не допил. Вроде допил. Выздоровление — это очень мощная вещь! Меня этот случай не привел ни к какому срыву, я не играю теперь в эти игры с едой. А еще был один случай, мы поехали навестить моих родителей, и у них был накрыт стол огромным количеством очень вкусной еды, которую они купили и спекли в честь праздника. И у меня раньше была такая обида на эту тему, всегда для меня это было таким тяжелым моментом внутренней борьбы. А в последний раз, когда мы к ним ездили, я понял, что совсем ни с чем не борюсь. Да, этот стол наполнен разными вкусностями, и я совсем не было на это обижен: ну вот так люди празднуют, едят сладости. У меня даже не возникло причины для 10 шага, по поводу обиды, которая обычно раньше возникала в этих случаях. И для меня это очень большая победа. Еще я раньше навязчиво думал, как часто я обжираюсь, или как бы мне прожить день и не сорваться в обжорство. Вместо этого теперь мне нужно заниматься: полностью посвятить свою жизнь программе. Я был на семинаре в эти выходные в Далласе, и меня очень вдохновило, как кто-то сказал: наша Высшая Сила — наш новый работодатель, наша зарплата– это выздоровление, и нам нужно продолжать работать или нам не будут платить. И мне это очень отозвалось, щелкнуло.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *