Энн — история выздоровления от компульсивного переедания. Ответы на вопросы.

Добрый день, меня зовут Энн и я выздоровевший компульсивный едок.

Обычно, когда я рассказываю историю, то начинаю с описания стены, которую построила вокруг себя. Я испробовала много разных способов, чтобы справиться с теми событиями, которые произошли в моей жизни. И в конце концов, это закончилось тем, что я полностью была закрыта от всех людей вокруг себя. Я была очень сильно подвержена влиянию людей вокруг меня. Я помню один из первых своих эпизодов, когда у меня появилась одержимость едой. Я была еще совсем маленьким ребенком, и мои родители использовали маленькие кусочки зефира, чтобы приучить меня к горшку, подкупая меня. Я помню я сижу на горшке и кричу: «Мама, мама, я сходила на горшок», хотя на самом деле я не сходила, а просто хотела получить зефир. Моя одержимость едой датируется очень ранним возрастом. Я научилась правилам игры, чтобы получить ту еду, которую я хотела.
Когда мне было 6, я ходила к репетитору из-за того, что никак не могла научиться читать. К первому классу нужно было уже уметь читать, а я еще даже самые простые книги не могла осилить. И из-за своего отличия и занятий у репетитора я чувствовала себя одинокой, отрезанной от других, отличающейся от других, и в это время я уже начала использовать еду для комфорта и легкости. Я брала у этого репетитора дополнительные пончики, чтобы мне лучше себя чувствовать.

И еще в это же время я подверглась сексуальному домогательству от одного из наших соседей. Знаете, многие люди говорят: «Да, в нашей жизни много чего происходит, но это не имеет отношение к программе». Но в моем случае, эти происшествия послужили одной из причин, почему я выстроила вокруг себя эту стену, и каждое из этих событий добавляло еще по кирпичику, которую я соорудила, чтобы отгородиться от этого мира. Я не утверждаю, что эти вещи как раз и послужили причиной того, что я стала компульсивным едоком. Я думаю, что даже если бы у меня была идеальная (или неидеальная) жизнь – это было бы не важно, я бы все равно компульсивно ела. Но чему мой навязчивый ум, мое навязчивое мышление научили меня – это то, как прятать свое тело с помощью еды, как себя кормить, чтобы прятать свое тело и получать комфорт и легкость.

В это время и начала строиться моя стена: первые обид, стыд и позор, которые я носил с собой с 6 лет. Это то, что я всегда хранила в своей голове, всегда они были со мной. И по прошествии времени у меня появлялось все больше обиды, все большое позора и стыда, и больше страхов. И прекрасно в нашей программе то, что нам дано решение, как избавиться от этих камней, булыжников. Но будучи маленьким ребенком, я не имела даже понимания, что я этим занимаюсь — просто так шла жизнь. И еда, она меня вела, любила, защищала, она меня не обижала, и была хорошим другом. Я была крупным ребенком, и двое старших братьев были очень худыми. А я была наверно в три раза больше чем они. И я получила много насмешек и издевательств по поводу моего веса, моего размера. А еда надо мною не смеялась, не издевалась, не надсмехалась, она была другая: делала меня счастливой. И я могла делать что угодно: столько разной еды, столько разных мест, где ее можно достать, что для меня было очень радостной областью жизни, где я могла быть самой собой.

Но у еды, конечно, была другая сторона. Она мне помогла стать жертвой насмешек и унижений, т.к. увеличивала мой вес. И вместе с тем, что еда приносила мне столько счастья, в то же время, она меня обманывала: из-за еды у меня было столько стыда. И, будучи ребенком, я даже не подозревала, что есть такая вещь, как не есть еду. Я об этом не знала до подросткового возраста, когда выяснилось, что мальчикам нравится только идеально красивые девушки (красивые – в их понимании) и я не была такой. Тогда я начала ограничивать еду. У меня был небольшой период анорексии, когда я ела одно печенье в день, а во время ужина я жевала еду и выплевывала, пока родители не видели. Я так же пыталась найти другие способы справиться со всем этим психологическим багажом, который я с собой носила. Но всегда я возвращалась к еде. Я попробовала и алкоголь, и наркотики. Но всегда возвращалась к еде.

Еда – это действительно было то, что я никак не могла с себя стряхнуть. Как я говорила раньше, еда была моим лучшим другом.

И были времена в моей жизни, когда Бог действительно вытягивал, выдергивал меня из этого сумасшествия. Тогда у меня была цель в жизни, и я знала, куда иду. Но каждый раз, даже без вариантов, мой больной ум меня затягивал обратно к еде, и остановить это было невозможно. Даже когда я была подростком и ребенком, я продолжала это разрушительное поведение буквально до того, как повзрослела. И это меня привело к отношениям с алкоголиком в течение 6 лет. Это так же привело меня к собственному злоупотреблению всякими веществами. Это подорвало все мои взаимоотношения. И, конечно, это делала не еда, а мой мозг, но это я поняла уже потом в будущем.

А в то время я думала, что еда — это уже не мой друг, а мой враг. У меня было столько беспокойства, раздражения и неудовлетворенности, что я могла разрушить любую дружбу в этом мире. Я была совершенно неприятным человеком. Я даже бросила аспирантуру и переехала в Техас, потому что я думала, что если я перееду в другое место, то найду это счастье. И, конечно, это не помогло, как вы наверно все знаете: хоть запереезжайся, это не поможет. Мой переезд в Техас был моим первым опытом взрослой самостоятельной жизни. И там я прошла через те же стадии использования еды, чтобы прятать свое тело. Я думала, что если у меня не будет идеальной фигуры, то меня никто не будет любить, поэтому я занималась спортом, и у меня были периоды злоупотребления физическими упражнениями. Я даже начала вызывать рвоту и в какой-то момент булимия стала моим лучшим другом. Я всегда говорила, что если бы у меня был бы идеальный партнер – то это было бы булимия. Я специально наедалась для того, чтобы вызвать рвоту, то есть мне это даже было более приятно, чем поглощение еды. Я была в очень темном, плохом состоянии и не могла остановиться. Я знала, что все, что я делала, было очень нездоровым. Но я ничего не могла с этим поделать, я себя убивала.

У булимиков возникают серьезные медицинские проблемы со здоровьем, я знала, что мне будет конец, но я совсем не хотела останавливаться , я так и хотела продолжать мою жизнь. Когда я пошла к психотерапевту, он мне сказал, что я смогу вылечиться, избавиться от булимии, если я найду себе мужа, что это решит все мои проблемы, которые внутри меня происходят. И сейчас это звучит очень и очень смешно, но в тот момент я действительно думала: «Если меня кто-нибудь полюбит, то я буду чувствовать себя идеальной и не буду больше страдать». Но потихоньку я начала понимать, если я не люблю себя, то никто не сможет меня любить. И почему еда — это так круто, это потому что она тебя любит не зависимо от того, что ты делаешь.

Так я продолжала быть булимиком и ходить к терапевту, к психотерапевту, но это не помогало.

Мне показалось, что если я еще раз перееду, то мне это поможет, и я переехала в Аризону и встретила там своего нынешнего мужа. И он очень удивительный человек. Как говорят в Большой книге, пустопорожние эмоциональные призывы редко воздействуют. И он был для меня очень крутым примером, он сказал: «Я так сильно тебя люблю, пожалуйста, перестань себя калечить, я не могу видеть, как ты с собой плохо обращаешься». Примерно в течение года, это сработало, я не вызывала рвоту, т.к. понимала, что ему от этого будет плохо. Я уже не вызывала рвоту, но через некоторое время компульсивное переедание вернулось, я начала просто компульсивно жрать.

Через некоторое время мы были помолвлены. И это для меня явилось последней соломинкой. У меня наступило полное сумасшествие: у меня были большие ожидания о том, как должна выглядеть моя свадьба, как должны выступать, как должны вести мои родственники, как я должна себя вести, какими будут мои взаимоотношения с моим мужем. Я придумывала все эти сумасшедшие истории в голове как все должно по-моему происходить. Я вообще не жила в настоящем моменте, жила в какой-то фантазии будущего. Одно из самых важных ожиданий было связано с моей семьей. Я считала, что моя мама будет участвовать в этом всем, что она, к примеру, придет смотреть платье. Мне всегда стыдно рассказывать эту часть своей истории, потому что это звучит очень глупо и тщеславно. Я очень сильно обиделась на то, что что-то не так произошло, что моя мама что-то не так сделала.

Естественно я сразу бежала к еде. И мне стало настолько плохо, что я просто насыпала соль в вчерашний жир от бекона и ела этот жир. Я не могла остановиться, я ела застывший жир — и не могла себя остановить. И тогда я пошла к доктору, он сделал анализ крови и сказал, что со мной все нормально и у меня просто стресс, но они мне не дали никакого решения. И от этого визита к доктору мне не стало лучше, я просто запуталась еще больше. Я не знала, что со мной происходит.

Но потом произошло чудо. Моего брата арестовали за вождение в нетрезвом виде, и ему нужно было пройти курс АА. Я пошла вместе с ним, чтобы его поддержать. И в конце фильма, который мы там смотрели о проблемах с пьянством, у меня в голове загорелась лампочка, что у меня точно такая же проблема, как у алкоголиков, но только с едой, что я как пищевой алкоголик. Я не знала, как это называется, я просто знала, что это все про меня, что я себя точно так же чувствую, и фильм во мне очень сильно отозвалось. Еще я смотрела одно видео там про лекарство ОБИГЕЙН, он как-то воздействует на мозг, что у человека решается проблема с зависимостью от вредной привычки. У меня был такой выбор: либо изучить, что это за пищевая болезнь, либо купить билет в Тайланд и пройти лечение препаратом там. И т.к. у меня было не так много денег, я выбрала первый вариант. Я не могла лететь в Тайланд, поэтому я пришла в АП.

На первом собрании я поняла, что первый кирпич выпал из моей стены. У меня было совсем немного готовности, дырочка со спичечную головку, куда могла войти надежда, что есть все-таки решение моей проблемы. Когда я вошла в эти двери, я знала, что у меня полное бессилие перед едой. Я ела застывший жир из сковородки! Никто из нормальных людей не делает такого! У меня была готовность признать, что я бессильна, и что эта программа работает. У меня была готовность слушаться кого-то и получать наставления. Я видела людей, которые уже 30 лет в программе и они все еще компульсивно переедали. Но не смотря на это, я знала, что мне нужно 100 процентов своей веры возложить на Бога и мне нужна готовность. И это был самый первый опыт в программе.

С этого момента камень за камнем с Божьей силой моя стена начала разрушаться. И чем больше стена разрушалась, тем больше готовности у меня появлялось. Часть этой готовности была помогать другим. Быть готовой к самопожертвованию. Быть готовой замечать вещи, когда что-то нехорошее всплывало, когда вылезали дефекты характера. И по мере этой работы, особенно когда я начала работать с другими людьми, я начала видеть, что еда не являлась моей проблемой, она являлась моим решением. Идти через эти действия, когда я помогаю другим людям найти ту же самую вещь, которую я нашла — это было единственной вещью, которая вернула мне здравомыслие. И теперь, наконец, я обнаруживаю, что меня не тянет к еде, если я работаю по программе, то мне не нужно идти есть. Если я делаю свои шаги, 10, 11, 12 каждый Божий день, то у меня нет этих историй в голове, всех этих выдумок, и я живу настоящим моментом. И я соединяюсь и общаюсь с Богом.

Мой муж — это очень хороший пример, как я справляюсь, когда по какой-то причине я начинаю злиться, расстраиваться или раздражаться. Когда с кем-то живешь, то ты знаешь, что когда-нибудь это произойдет. Но я знаю, что сейчас, когда это со мной происходит, когда я раздражаюсь, я знаю, что это не он. Я знаю, что это я, что я что-то пропустила, что что-то происходит, и я знаю, что мне надо заниматься программой, что мне надо идти кому-то помогать. И вот именно эта часть и изменила мою жизнь очень сильно. Прогресс у меня произошел и в моих самоподрывающих отношениях, когда я пыталась говорить: «Ты должен делать вот так и вот так, и если ты не будешь это делать, я пойду и сожру все в доме». От этого я пришла к тому, что я признаю, когда это моя вина, потом иду и кому-нибудь помогаю. И это изменение в отношениях настолько красиво, настолько прекрасно. Я каждый день Бога за это благодарю.

И по мере того, как у меня есть возможность нести эту весть, то мои стены продолжает рушиться камень за камнем. И каждый раз, когда я с кем-нибудь разговариваю, у меня еще раз появляется опыт того, что я отпускаю еще какую-то вещь. Я больше себя не закрываю, не замыкаю. Я не позволяю людям больше на меня влиять. Я больше не ставлю себя в положение жертвы. И все что мне нужно было — вот то небольшое количество желание и готовности, когда я пришла в программу. И не каждый день у меня радуга и солнышко сияет, далеко не всегда, часто бывает непросто, но теперь у меня есть решение, у меня есть программа. Что когда у меня что-то возникает, что-то происходит, я могу работать 10, 11, 12 шаги и я могу идти кому-нибудь помогать, нести весть. Я могу посмотреть на себя со стороны. И я могу теперь признать, что я не права. И мне вовсе не нужно этого стыдится или стесняться. И когда такие дни приходят, у меня есть надежда, у меня есть обещание, и все что мне нужно было, всего немного готовности разрушить эту стену.

— Какой у тебя был опыт прохождения шагов? Прошла ли ты все их сразу или после некоторого времени пребывания в АП? Какие у тебя стандартные вещи, которые ты чаще всего делаешь, чтобы кому-то помогать, особенно если ты находишься на работе в офисе?

— Это очень хорошие вопросы. Когда я сначала пришла в программу, у меня была растерянность и раздражение, потому что мне никто не сказал, что мне нужно делать. Мне говорили: «Возвращайся! Тебе нужно пройти от 6 до 12 собраний, чтобы понять сработает ли для тебя эта программа». А мне срочно нужно было какое-то решение! Я была в отчаянии! И я нигде его не слышала и никто мне его не предлагал. Никто мне не говорил, что мне есть. Я не знала вообще, нужно ли мне об этом заботиться или нет. И тогда я начала звонить. Я прослушала все до одного телефонного собрания, которые были. И наконец-то, я нашла людей, которые говорили о решении. У меня появилась смелость просить, искать спонсора, попросить, чтобы кто-то стал моим спонсором. Я начала использовать рабочую тетрадь АП, но она мне вообще не понравилась. Мне совсем не хотелось сидеть и писать о своих чувствах. Я просто хотела, чтобы мне стало легче и лучше. И я сразу поняла, что мне надо найти кого-то, кто спонсирует по БК. И это было примерно через полтора месяца после того, как я пришла в программу. Я позвонила спонсору и попросила его работать со мной и мы прошли шаги за 2 недели. И это было достаточно быстро. Но у меня была готовность и полное отчаяние. И я за это очень благодарна.

По поводу того, как помогать и быть в служении, когда ты на работе. Это может быть немного более сложно. Когда была в начале программы, я просто брала небольшой перерыв и делала листовки, визитные карточки, читала небольшие отрывки из БК, слушала записи встреч. Одна из причин, почему я так делала, была научиться быть более хорошим спонсором, когда придет этот день. И так поступала в течение рабочего дня до того момента, как у меня появились протеже и теперь уже намного проще, потому что всегда найдется тот, кому можно помочь в любую минуту. А до этого я просто занырнула в самообразование и так же разрабатывала материалы для 12 шага по несению вести, чтобы у меня были готовы материалы, с которыми я могла пойти разговаривать с доктором, или психотерапевтом, или еще с одним членом АП. Чтобы я знала, о чем я говорю, а не просто так о чем-то болтать. Никогда не знаешь, сработает ли это для всех, но это то, что я делала. И, пожалуй, любимая моя работа 12 шага это та, которую мне не хочется делать. Когда я нервничаю или боюсь идти в офис конкретного доктора, не хочу идти на собрание, и тем не менее я это делаю – это как раз то, от чего я получаю самый большой результат. И я знаю, что Бог поставил меня пойти в эти места. Т.е. чем больше я боюсь, чем больше мне кажется, что я не готова, тем больше выздоровления я из этого получаю.

— Энн, в какой момент ты осознала, что ты выздоравливаешь, что Бог тебе помогает?

— Это тоже очень хороший вопрос. Многие люди думают, что это какой-то момент, что Бог на тебя снизойдет, как будто это какой-то фильм диснеевский, что-то волшебное! И с этого момента ты живешь счастливо всю жизнь. Для меня это было тогда, когда моя спонсор мне сказала, что я выздоровела. Во время 5 шага, когда у меня появились изменения в том, как я видела себя, как я видела ситуацию, именно это произвело очень большое впечатление на меня. Я не могу сказать, что в тот момент со мной произошло какое-то духовное просветление, просто я знала, что это что-то другое, что-то новое, и что это значит быть выздоровевшей (recovered) – это значит, что ты обратно находишь то, что потерял. Для меня это был как раз этот опыт изменения своего взгляда на жизнь, как я вижу мир. Это был для меня как раз этот момент выздоровления или нового открытия того, что я потеряла. Потому что ко мне вернулось здравомыслие. Когда я освободилась от зацикленности только на себе в моем мышлении. И теперь у меня изменилась перспектива, взгляд: я начала смотреть снаружи, я начала смотреть на других людей, на мир. И тогда я стала понимать, что у меня есть Бог, чтобы помочь мне. Что мне не нужно управлять своей жизнью. Я очень благодарна, что это не был там какой-то огромный момент с молниями и с разверзающимися небесами. Я очень благодарна, что это было потихоньку и полегоньку. Потому что это мне дало возможность вырасти. Сегодня я могу что-то натворить, и это не заставит меня подумать: все программа закончена, ничего не будет. Я знаю, что я расту, все это медленно происходит. Все-таки, я думаю, что для меня этот момент был, когда я делала 4 шаг, и когда моя спонсор мне сказала об этом. Потому что у меня изменился взгляд на жизнь, ко мне вернулось здравомыслие, и оно продолжает ко мне приходит, потому что жизнь идет.

— Энн, какой у тебя сейчас взгляд на обстоятельства твоего детства? Если это слишком личный вопрос, мы можем его не записывать.

— Нет, я очень рада, что ты у меня это спросила. Помимо того, что меня сексуально домогались в детстве, меня также изнасиловали в колледже, но с этим для меня уже проще было справиться. И когда я прописала в 4 шаге эти детские события, мне спонсор сказала: «Хорошо, теперь все это закончи и проведи час в медитации в 6 шаге». Я сидела медитировала и понимала, что не могу это отпустить из-за своей обиды. Я не видела свою сторону в этом, потому что я была таким маленьким ребенком, я вообще не могла видеть какой у меня там эгоизм или нечестность в том, что произошло? У меня не было особой злобы по этому поводу, просто я не понимала. Я позвонила своему спонсору, и я никогда не забуду, что она мне сказала: «То, что ты держишься за твое прошлое, помогает ли тебе наладить связь с Богом, соединиться с Ним?». И это был один из таких моментов, когда я поняла: нет, я не могу изменить то, что со мною произошло в прошлом, но я могу изменить то, что со мной будет происходить в будущем.
Я поняла, что держаться всю свою жизнь за это и позволять этому делать меня больной и не наладить связь с Богом – был не вариант для меня. И это была настолько простая вещь и одновременно она дала мне такую свободу! Мне не нужно было иметь по этому поводу какую-то жалость, сожаление или стыд. Все что я знала, что я понимала, это то, что я была эгоисткой, потому что я за это держалась, вцепившись своими руками, такое долгое время. И я это не отпускала, и это меня заслоняло от Бога. И сейчас я об этом не плачу, мне не становится неловко в присутствии людей, потому что в тот момент, когда она это сказала, я просто разрыдалась счастливыми слезами и получила освобождение. Это была совершенно невероятная вещь, это был совершенно невероятный опыт! И я получила это все благодаря этой программе, и теперь я большой должник, поэтому у меня очень много желания и готовности работать по шагам. Ведь в этой программе возможно получить свободу от того, за что я держалась так долго! Есть люди, у которых жизнь была еще намного более худшей чем у меня, и если я могу помочь еще хоть одному такому человеку — то это и есть то, ради чего мы здесь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *