История выздоровления Пети Н. Как я справился с перееданием. Программа, которая работает.

Петя Н поделился своей не простой и интересной историей о многочисленных попытках перестать переедать. Анализируя и изучая свою проблему он пытался понять причину своего поведения и найти способы как не переедать. Изучив множество практических подходов и духовных практик, после долгих поисков он обрёл новую жизнь полную смысла и нашел выход как справиться с перееданием в двенедцатишаговой программе.

Детство в шапке «Бога»
Проявление раздражения, злости в связи с тем, что что -то не по моему появились у меня уже в раннем детстве. В юности мне купили компьютер и я начал запойно играть. Это проявление все той же болезни. Тогда я , как мне кажется, еще не переедал или не отдавал себе отчет в том что постоянно переедаю, но зато часами мог играть что бы контролировать хоть какую то часть жизни.

Всем привет. Мне сейчас 32 года, у меня есть три биологических ребенка, жена. Работаю в области бизнеса, в высоких технологиях, всякие там сайты и так далее. Я вот, немножко вспоминал вчера, что же это была за история у меня вот такой болезни, как говорит наша книга, эта такая болезнь тела и души, и духа, то есть, там все компоненты нашего существа, они задействованы, в эти вот компульсивные наши отношения с едой. Конечно, я не сразу прочувствовал, что это такое и как это работает, но болезнь достаточно хитрая. И я вот стал вспоминать, прям с детства и в целом как говорят там, счастливое, несчастливое детство, я так понимаю, я сильно детство не помню, но оно было счастливое, может потому и сильно не помню. И видимо, потому что оно было «счастливое» я все хотел сделать по своему. И, собственно говоря, вот там-то она и началась, с раннего детства, лет с трех, болезнь проявлялась, когда я все хотел сделать по-своему. То есть надевал на себя шапку, ну как минимум царя или Бога. То есть в три-четыре года я помню, что я получал доступ к большому количеству мультфильмов и, в общем, я смотрел их без устали, видимо мне хотелось контролировать происходящее, я постоянно смотрел мультфильмы, мне бабушка привозила какие-то тысячи мультфильмов, часами. И у меня довольно рано, я 85 года рождения,, у меня рано появился доступ компьютерным играм. Тогда были такие, небольшие, в руках которые держали, гейм-бои, и я начал играть в компьютерные игры и суть была в том, что, как мне сейчас кажется, мне хотелось полностью контролировать происходящее. То есть там персонаж какой-то бегает, что-то происходит и я вроде им управляю и все под моим контролем, мне хотелось пройти на какие-то там уровни и у меня было четкое мнение как все должно быть. И в какой-то момент, мне было лет пять, я хотел пройти на четвертый уровень, а персонаж умер на третьем и я ужасно разозлился. Я подумал что это не по-моему, это была очень экзотическая игрушка, она была дорогая, заморская и так далее, и я так разозлился, что я разбил дрелью ее экран. Потом я испугался, я стал прятать ее под шкаф, стал думать, что родители будут ругаться. И я вот вспоминаю, что такие качели, проявления раздражения, злости, от того, что не по-моему получается или из-за страха, что не получится по-моему, или страха еще какого-то они (страхи), собственно говоря, меня занимали уже в таком раннем детстве. И, на самом деле, лет в десять, уже появился первый компьютер, на котором были компьютерные игры, у меня стала проявляться запойность в компьютерных играх. Почему я про это говорю, мне кажется, что это очень похожие проявления все той же болезни, тогда я , как мне кажется, еще не переедал или не отдавал себе отчет в том что постоянно переедаю, но я зато запойно мог играть. Я садился за компьютер, и я по 40 и больше часов в неделю играл, потом через несколько лет я стал ночами пропадать, тайком от родителей убегать, в какие-то клубы для компьютерных игр. Я забывал поесть, попить из-за того что я уходил в эту реальность. Мне важно было быть в контроле, мне важно было этот азарт реализовывать, что я могу управлять ситуацией полностью. Я думаю, что у меня были просто какие-то жизненные события, обычной жизни, которые я не хотел переживать. То есть мне не хотелось думать, что у меня не получается в школе, мне не хотелось думать, что у меня не получается с друзьями, еще что-то, может быть, хотелось или не хотелось, я просто уходил в эту виртуальную реальность. Мне кажется это похоже, в принципе на наркотики, героин, кокаин или наше переедание. Потом эта болезнь души и психики проявилась в том, что я узнал о том, что есть порнография. И тоже это по сути контроль ? – в свое время я выбираю когда у меня будет наслаждение. Мне неважно, что вокруг происходит, получается, что я полностью руковожу процессом, жизнью, это была целая история, многолетняя, проявления заболевания. Потом я понял, что начались какие-то страхи и раздражения, которые я связывал с едой тоже. В какой-то момент, в детстве, папа сказал: «Слушай подожди, приготовили блины с мясом, подожди всех остальных» . И я в тайне, уже тогда, мне было двенадцать лет, пошел, спер эти блины, съел, потом боялся, меня застукали и я стыдился. То есть на базе совершенно простых вещей с едой были какие-то страхи и проявления компульсивного, как говорят англоговорящие товарищи, поведения, я бы сказал по-русски — загон, на современном жаргоне. То есть какие-то загоны с едой, постоянно переедаю.

Оздоровление как попытка перестать переедать. Между двадцатью и двадцатью восьмью годами я испробовал – сыроединье, какое-то время я ел только мясо и овощи, я прочитал какие-то дорогие книги, съездил на тренинги, потом взвешивания еды, психологи.
Даже если я на диете, то я мог объесться этими а-ля «полезными» продуктами и делал это очень часто.

Я бы сказал что эти загоны, в особенности стали сильно проявляться, когда я пошел в институт, а потом работать, лет в двадцать. Я не мог перестать переедать. И там, собственно говоря, вот эта история, про контроль жизни и какое-то своеволие и вообще и свою картину, она дальше разыгрывалась, то есть в школе и в институте уже режим «царя и Бога» проявлялся в том, что я жил не по правилам, у меня свои правила там. Меня должны были выгнать из школы, выгнать из института, потому, что я там что-то не сдавал, какие-то там экзамены, что-то не готовил. Я просто воровал, воровал курсовую работу и сдавал ее под видом своей. То есть для меня видимо было, презумпция, что неважно какие там предлагаются правила, у меня свои правила, я типа «пуп земли». И это «пуп земли», наша «Большая книга», которую мы изучаем, она говорит об этом, о том, что это во многом корень наших страхов и всяких негодований, что приводит к тому что мы постоянно переедаем. И, конечно же, у меня плодились эти страхи и негодования. И выйдя из института, я продолжил в том же духе. Решил, что у меня будут очень важные цели для меня в тот момент. То есть я заработаю очень много денег, собственного престижа и каких-то там историй. И я выяснил, какая компания международная, в области консалтинга, самая подходящая, самая первая, главная. Ну и туда нужны были какие-то особые качества для приема на работу, какие-то красные дипломы, еще что-то, у меня ничего не было, я наврал, на входе и в ходе работы, я продолжал себя вести нечестно, я добивался каких-то своих целей и страхи и раздражения они множились. По пути я постоянно переедаю , то что я жрал, это никого не удивляло. В том плане, что мои близкие или друзья на работе, они так посмеивались, конечно, но это не было что-то, что социально неприемлемо уж до конца, как тогда, если мы пьем алкоголь, героин или что-то такое, когда все косятся «ОЙ, ВИДИМО У ПАРНЯ ПРОБЛЕМЫ». А здесь, собственно говоря, все съели по порции, а я съел две и еще три с собой заказал. Или сижу на рабочем месте – ем. Там все время смеялся народ, но так, по-доброму, и не было какого-то осознания, что это попытка ухода от проблемы или какая-то болезнь. Потом это стало приобретать черты, довольно рано, интереса к оздоровлению. То есть мои друзья и книги, которые я читал, предлагали разные диеты и какое-то постоянное оздоровление. И этот загон, на том чтобы, во-первых, обожраться, чтобы выключится из контекста каких-то боязней на работе или боязней или раздражений. И вторая тема, это какой-то загон на тему какого-то супер полезного питания, супер тела супермена, чтобы быть еще более а-ля успешным или что-то такое. И, в общем, я считаю что это похожие проявления болезни, когда я пытаясь проконтролировать, чрезмерно загоняюсь насчет диеты или спорта тоже, или, если я не могу перестать переедать, все это произрастает из желания все проконтролировать, что можно. И вроде это в какой-то момент в какой-то степени получается и хочется еще больше контролировать. И это привело меня в погрязье в разных диетах, между двадцатью и двадцатью восьмью годами я испробовал – сыроедение, затем какое-то время я ел только мясо и овощи, я прочитал какие-то дорогие книги, съездил на тренинги, потом взвешивания еды, психологи. Начали близкие, родители и жена, отправлять к психиатру. По дороге эти все заеды и зажоры, которые проявлялись в том, что я до ночи в какой-то момент ел. Даже если я на диете, то я мог объесться этими а-ля «полезными» продуктами и делал это очень часто. Потом уходил в какую-то отключку, у меня постепенно разрушался организм из-за всяких холециститов, панкреатитов и я лежал в депрессии на полу днями. И это давало отдых от переживаний. Ну переживания откуда, от того, что у меня есть некая картинка жизни, а в итоге несоответствует то, как я пытаюсь жизнь создать, как царь и Бог, а вокруг меня что-то другое происходит. Это несоответствие, оно порождает желание уйти от этой реальности и переживаний. И эти погрязания в психологических разборках «откуда это?», я дальше начал разбираться, тратить большое количество денег, времени на психологов, психиатров и так далее. Что это? Может это как-то с детством связано? Но вообщем-то продолжались эти постоянные переедания, они имели форму, я мог это делать при людях, вначале, потом я это без людей, я пробовал в какой-то момент эти вот, то, что булимики называют «рвотой», но я в какой-то момент испугался. Поэтому не пошла моя карьера обжорства в эту сторону. Загнанность на теме супер какого-то фуда, супер продуктов и спорта, она продолжала меня преследовать. И я всех пытался «обращать в эту религию». В тот момент, когда я был сыроедом, я говорил «Слушайте, родители, вы вообще полные лохи, вы едите какое-то мясо.» Потом через полгода или год я приходил и говорил: «Слушайте чего вы едите крупы, я вот ем только мясо и овощи, вы полные козлы». И всем окружающим я промывал мозги, что они совершенно неправы. Если я слышал какую-то обратную связь, что я что-то странное делаю, или какие-то вопросы, я не воспринимал это, я думал, что какой-то бред говорят, ничего не соображают люди, не заботятся о себе. Все должны делать то, что я сейчас пробую, а я сейчас ем только мясо и овощи. А потом я не ем, вообще ставлю клизмы, неделю, из кофе. Или что-нибудь еще. И все должны делать то же самое, потому что это разумно, правильно, раз я до этого дошел.

Я понятия не имел как справиться с перееданием, программа самопомощи не работала. Все попытки в итоги оказывались провальными.

Соответственно, эти все проявления болезни, постепенно приводили к ухудшению физического здоровья, я оказывался в больнице, бывали операции. Меня выгоняли с работ, я портил отношения с инвесторами, с работодателями, руководителями, подчиненными. Жена начала хотеть разводиться, вот мы, слава Богу, уже 11 лет вместе, но по дороге много раз она говорила о разводе. Потому, что это очень утомительно, когда человек либо лежит в депрессии, потому что объелся и не может рукой пошевелить три дня, либо он недоволен, что не то приготовлено, надо было какие-то суперфуды. В какой-то момент он идет к новым психиатрам , вместо того, чтоб работать. Тяжелое такое соседство. И наличие каких-то внешних обстоятельств, не решало проблем – рождались дети, приходили новые работы, я переезжал в новые страны, жил во Франции год, там программы высшего образования. Какая-то канва жизни в этом смысле на симптомы сильно не влияла, на проявление болезни. Сменялись какие-то диеты, пробы. На самом деле, вдоль жизни все это было сопровождено поиском смысла, ну как-то я себя помню лет с десяти, когда какие-то книги я читал, например, Толстого, я зачитывался, и других российских классиков, книги на тему поиска смысла жизни, поиска отношений людей с собой и окружающими и поиском того, что мы у нас в группе иногда называем Высшей силой, или Творцом ,или Богом или Создателем. И этот процесс шел каким-то образом , и это было сложно и для меня и для окружающих. Потому, что я рос в традиционно религиозной семье, где распространенная церковь у нас, в России. Я много чего пробовал, исполнял религиозные обряды или таинства, пробовал какие-то монастыри. Обстоятельства привели к тому, что я поехал заграницу изучал индийские какие-то медитационные подходы, потом еще что-то. В какой-то момент я услышал, что есть молчальные, десятидневные ритриты и там можно помолчать и как-то просветлиться сильно, туда поехал. Там мало кормили, мало спать, нужно всегда сидеть медитировать. Ну я с горем попалам пытался это сделать, и по дороге, естественно я постоянно переедаю, поэтому приходил, пока давали есть, я все равно жрал, потом уже и медитировать не надо, если наешься. То есть это было в ключе, с одной стороны что-то по-своему сделать, с другой, что-то попробовать. Но все равно, какой-то поиск смысла он шел, какие-то китайские подходы, Цигун, много всего, что могло бы свидетельствовать о каком-то запросе на поиск смысла. В принципе, как я читал в «Большой книге», что у некоторых из нас есть такие случаи, когда какие-то есть спец эффекты, как какое-то духовное перерождение, когда такое что-то очень резко происходит. У меня такого в жизни не было. Но я могу сказать, что отношения с Творцом, они постепенно развивались. Были какие-то переломные моменты, но они не сопровождались какими-то яркими спецэффектами, чтоб это увидеть, или взорвался фейерверк или что-то в этом роде. Но в то же время были и какие-то переломные моменты в жизни.

Как я справился с перееданием. Программа, которая работает.
В какой-то момент я пошел на группу, потому что я понял, что я много чего попробовал, нужно идти сюда. Подумал, друзьям помогло, может мне поможет.

В какой-то момент, довольно недавно, я прислушался к ряду друзей, года два назад. Которые стали ходить в двенадцатишаговые программы и там выздоровели. Я глубоко знал этих двух своих друзей, один из них был наркоманом, который от передоза буквально умирал и выздоровел и вот уже десять лет не употребляет. А другой из них был не наркоман, не алкоголик и никаких химических зависимостей не имел, у него алкоголик папа и он стал работать в одной из параллельных программ. Он созывал на встречи, и я думал, что за бред, он вроде человек нерелигиозный, а все время говорит о Боге. Странная какая-то история. Думал секта, наверное, какая-то. Он меня все время куда-то зовет, я потом иду и бывает что-то страшноватое, а иногда интересное. Но вообщем, я полгода об этом слышал и не ходил, думал, ну что там мне еще расскажут, про Бога какого-то. Я и сам читал, плавать знаю. Соответственно при этом сама жизнь была тяжелой, потому, что физически тяжело, я не могу перестать переедать, страхи и сложно с отношениями. С детьми отчасти испорчены отношения, с родителями были проблемы, с женой, на работе. Собственно запрос на то, чтоб как-то жить продолжать, не совсем понятно было, что дальше делать. Но в то же время, была какая-то опора на постепенно развивающиеся отношения с Богом, они дают опору на отношения с близкими, с людьми, с окружающими, с собой. В какой-то момент я пошел на группу, потому что я понял, что я много чего попробовал, нужно идти сюда. Подумал, друзьям помогло, может мне поможет. Я пришел на группу в Москве «Бэк ту бесик» там, наркоманы, алкоголики, другие болеющие разными заболеваниями. Я прям проперся, подумал как это возможно, люди с такими заболеваниями так высказываются с такой осознанностью, с силой, опираясь на свой собственный опыт, удивительно. И я продолжил гнуть свою линию, в плане того, ну я же знаю, как надо жить и соответственно хочу в контроле быть, в том числе и контролировать свое выздоровление. Я пошел, есть в программе у нас такое понятие, как некий наставник, впереди идущий, иногда называют спонсор, некий товарищ, который сам болел, выздоровел и он передает свой опыт и помогает пройти программу, так называемую, «12 шагов», которая в книге изложена, которую мы будем читать. Так вот я решил, что мне нужно найти себе идеального наставника. Я стал интервьюировать, прихожу на группы, а там все молчат, вот как у нас принято, у нас обычно в программе высказываются те, кто в программе уже работают, они делятся опытом. А я вскочил, говорю: «Давайте мне спонсора, срочно». Я начал их интервьюировать. Отбирать лучших, у меня по дороге и друзья были и в программе люди, которые говорили, что может быть это не самый подходящий подход к выздоровлению. Потому, что продолжался контроль за выздоровлением, я держал его в своих руках. Но потом попробовал пройти шаги, какого-то спонсора чуть ли не насильно нашел. И как-то тяжело нам было вместе, потому, что я гнул свою линию. В этой параллельной программе, там шаги делаются не меньше года, потому что, так называемый, четвертый шаг, где мы вспоминаем свои страхи, негодования и пытаемся осознать, в чем была корневая причина, сделать перевороты, и там предлагается делать один такой шаг в один день и таких шагов сотни. И я на двенадцатый день там чуть не подох в депрессии в ужасе от всего происходящего. В общем, мы расстались с этим спонсором. Мне тяжело было и в то же время могу сказать, как мне кажется, в этих сообществах много есть выздоравливающих, кому-то подходит эта история. Я пошел искать дальше, искать счастья, меня спонсор послал к каким-то эмоционалам, еще, пошел в недозарабатывающие, потом в американские. Там несколько месяцев пробыл, обещали быстро. Во всех сообществах немного разный подход изучения книги. Не везде есть основной фокус на «Большую книгу анонимных алкоголиков». Мне это было важно, когда я встретил нашу группу, в которой сейчас работаю, что здесь, существенный упор на книгу и мы следуем больше по книге. Но в ходе этих месяцев, где-то с октября-ноября прошлого года я работал с кругом разных людей из этих программ двенадцати шагов, там были какие-то отношения, помимо моего спонсора, были какие-то доверенные лица. Я пытался пойти по шагам, при чем, начал я вообще сам, спонсор сначала не нашелся. Мне сказали, давай познакомимся, сходи пару раз на группы. Я сам пошел в интернет, скачал, как нужно делать шаги, друзья говорили, что я сошел с ума и вряд ли это полезно делать самому. Я не рекомендую, меня это очень напугало и дестабилизировало, когда я пытался сам пройти шаги, я рекомендую, если интерес есть, найти себе доверенное лицо и идти под неким наставничеством. В общем, такие были приключения в разных параллельных сообществах, в том числе есть у нас переедающие, обжоры, есть булимики, еще что-то. Мне там не удалось найти какое-то решения и выздоравливать там. Я понял, что очень важно найти себе наставника, и я продолжил спрашивать у знакомых. Я понял, что для меня важна эта «Синяя книга», эта «Большая книга», чтоб на ней был существенный фокус внимания в группе. И я с кем-то сконтактировал из параллельного сообщества меня направили сюда, кто-то посоветовал из этого сообщества моего существующего спонсора. Но я это делал все равно с большим напором, но делал предлагаемое, это был и есть товарищ из Америки, Джон, он в одиннадцатичасовых от меня поясах и мы либо вечером, либо утром созванивались, буквально в начале этого года, достаточно быстро мы прошли программу. Для меня это было важно, потому что я слышал от участников нашей группы, что это занимает несколько недель, прохождения шагов, а не несколько месяцев, или лет. И что это не про психологию и какое-то копание в себе, а что это про другое. И вот это «другое» это вещь достаточно провокационная, контринтуитивная, сложно объясняемая, то есть в некотором смысле трансцендентная. Здесь действительно происходит «перелом», как говорит книга, мышления и отношения к жизни. И здесь нет копания в каких-то корневых причинах, разбирательства по психологии. Вот это было важно. У меня с прошлым спонсором и другими доверенными иногда были страхи, что что-то не сложится, а вдруг не получится с ним или что-то с ним произойдет. И вот эта зависимость от обстоятельств постепенно стала уходить и сейчас, я понимаю, что у нас был какой-то опыт взаимовыгодного сотрудничества со спонсором. То есть, если я умру или он умрет или мы не будем общаться, то все равно у нас остаются личные отношения с нашим Создателем. Поэтому в нашем выздоровлении мы не зависим от каких-то обстоятельств. Какие-то семейные обстоятельства могут сильно измениться, со спонсором может не сложиться, но существенно, мы видим, я в частности, перестал бояться отношений со спонсором, стало проще. И я сделал первый шаг. И этот шаг, что я чувствовал свое бессилие, после стольких подходов, докторов, психиатров, медитаций, поисков, я все равно понимал бессилие. Дальше мы пошли со спонсором по шагам, я старался делать все, что предлагается в книге и мы каждый день созванивались с Джоном и он предлагал делать следующие вещи, то есть второй шаг. Эти шаги все изложены на одной странице в книге, по-середине ее, так что можно найти, если кто не видел. Можно посмотреть в онлайне, книга не является каким-то секретным, закрытым текстом и общество не является закрытым. Тут все открыто, для меня это было важно, потому, что у меня были сомнения – не секта ли это какая-то, и странное сообщество и люди из разных картин мира, атеисты, агностики, люди разных религий, меня все это настораживало. Но то, что нет секретности, все прозрачно в том что мы делаем, здесь все написано и можно почитать меня обрадовало и я с большим спокойствием, помимо того, что об этом друзья мои свидетельствовали, что они там выздоровели, часть из них, кстати были верующие или церковные люди, для меня это было тоже неким фактором. Люди с разными картинами мира, принимают эти предложения. Ну и дальше я мог идти со спонсором и делать эти шаги. Второй, когда я признавал что есть сила Высшая, которая способна избавить и этот важный третий шаг, когда я перепоручаю свою жизнь Творцу. И очень существенным для меня был четвертый шаг, называемый «инвентеризация», когда мы вспоминаем наши прошлые обиды, под руководством Бога. Мы просто обращаемся к Богу и просим помочь нам написать что было раньше, найти дефекты характера и приключения связанные со страхами, негодованиями. Опыт работы здесь по шагам не противоречил моей вере, и он дополнял тот опыт, который у меня был и есть в моей картине мира, в моем мире, в моей вере. В частности четвертый шаг был важным, потому, что здесь проходит быстро с существенным упованием не на сам механизм и на четкость исполнения форм и шаблонов, а на то, что нас проведет наша Высшая сила по этому процессу. Эта парадоксальная история, что не мы контролируем свое выздоровление, а это происходит как побочный продукт, это было очень важно постепенно к этому прийти, побывав во многих сообществах, в некоторых из них, в предыдущих сообществах, мне предложили найти себе человека, который будет за меня готовить еду и давать мне ее, чтоб я не переедал. Когда я предложил жене, она в слезы и вообще в шоке. В некоторых сообществах используют другие инструменты и они не всегда соответствуют тому, что предлагается в этой книге. Поэтому, мне кажется, мне они не помогли. Это отсутствие контроля за выздоровлением, для меня было критичным и важным, что у меня есть некий поводырь, который помогает идти по шагам и понять что в книге написано. И надо сказать, я до сих пор читаю книгу с большим интересом и мы встречаемся с группой, несколько дней в неделю и читаем все время одно и то же. То есть книга 160 страниц, и мы всегда ее читаем. И книга интересная, потому что ее до сих пор интересно читать. Она говорит о личном опыте тех, кто выздоровел, первых ста алкоголиков. И это дико применимо в нашем случае, в нашем случае обжорства, в нашем случае контроля за фигурой, спортом, диетой, едой весом и так далее. Мне кажется это очень применимо. Сейчас пройдя шаги, я продолжаю работать по, так называемым десятому, одиннадцатому и двенадцатому шагам. И собственно говоря, звучит немного странно для нас, когда мы снаружи смотрим. Что нам предлагается всю жизнь эти шаги делать, ну казалось бы, нельзя ли заплатить и выздороветь. И здесь меня утешают воспоминания участников нашей группы и мои тоже. Когда говорится «ну окей, действительно нужно какое-то время посвящать работе и шагам по выздоровлению, чтобы дальше не заболеть и не умереть. Но в то же время, я столько времени тратил на этот загон по поводу контроля еды, контроля диет или своего выздоровления, что даже если я потрачу 10% от этого времени, каждый день или каждую неделю, это будет намного лучше, чем загоняться, по много часов сидеть и выбирать какие-то диеты. И еще себе выносить мозг и окружающим.» В действительности, я специалист по выносу мозга.

Удивительное спокойствие посреди все тех же обстоятельств, жизнь без перееданий.

Сейчас я, конечно, вижу, что жизнь разворачивается и она от месяца к месяцу, от года к году приобретает какую-то большую полноту смысла. Начинается какое-то удивительное спокойствие посреди все тех же обстоятельств. Или начинается какая-то радость посреди все тех же обстоятельств. Я живу в том же городе, те же обстоятельства каких-то квартир, третий ребенок сильно болен, старшие там, хамят, я тоже иногда что-то делаю не то, у жены иногда плохое настроение, иногда что-то не срастается по работе, еще что-то. Эти все обстоятельства они не меняются, но посреди этого приходит радость и большее спокойствие. Этого все больше и мне кажется, что это выздоровление. И еще мне кажется, я стараюсь быть полезным. Я замечаю, что я не парюсь по поводу еды, это не то, что я стал есть по каким-то часам или какой-то диете. И это обещание, которое есть в книге и которым мы делимся друг с другом, что мы перестали избегать кого либо или чего либо, оно происходит и мы не боремся с чем-то. Мне не приходится бороться с каким-то тортом и обилием еды в холодильнике и я могу не доесть весь холодильник и спокойно пойти спать. Я могу даже в общепите питаться, хотя раньше я носил с собой еду и прятался в туалете, чтоб ее съесть. Воровал еду из каких-то помоек. У кого-то на работе воровал еду, потом мне писали в чат разъяренные сотрудники. То есть какое-то странное поведение с едой и загон по поводу еды он ушел. Это как некий важный побочный продукт этой программы. Я благодарен Богу за такую наполненную смыслом жизнь и свободу от загонности на теле и в том числе на еде. И спасибо группе, у нас веселая группа, в особенности, когда встречаешься офлайн, вживую, заметно что очень веселая группа. Мне кажется, что искренний народ. И в этой группе сильная приверженность книге, это очень сильно влияет на процент выздоровления. У нас статистика высокая. Спасибо всем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *